Вы здесь

четверг, 22 июня 2017

Дмитрий Золотухин: "Социальные сети становятся угрозой, когда они в руках нашего врага"

После вступления в действие безвизового режима Украины с Евросоюзом российская пропаганда в отношении Украины будет только усиливаться. Однако информационные угрозы не берутся из ниоткуда - спецлужбы всегда используют разлом общественного мнения, которых в Украине огромное количество для манипуляций в своих интересах. В то же время, помимо внешних факторов, на информационную безопасность страны влияют и внутреннеполитические процессы. В частности, игры на "чувствах" граждан будут продолжаться и усиливаться в предвыборный период. Замиститель министра информационной политики Дмитрий Золотухин в интервью BigPlanet заявил, что тотальное недоверие к власти может стать одной из причин реванша российской пропаганды. Он  также подчеркнул, что одной из причин уязвимости является несистемность собственного информационного поля.

- Как изменяются информационные угрозы после вступления в силу безвизового режима с Евросоюзом и декларации стремлений в НАТО?

- Я считаю, что нужно анализировать эти процессы, исходя из целевых аудиторий и того, каким образом на них распространяется информация. На данный момент у нас есть три, максимум четыре аудитории, на которые мы ориентируемся: украинцы, которые живут на территории, которая контролируется властью, украинцы, которые живут на оккупированных территориях, третье – это наши западные партнеры, граждане стран Евросоюза и украинцы, которые там проживают, и четвертое – это граждане Российский Федерации. Почему? Потому что все месседжи, которые посылаются в той или иной мере, легитимизуются российским обществом, зазомбированным пропагандой.

Если мы говорим о реальных изменениях, которые происходят – для нас они имеют огромное значение. Как визийное, так и реальное значение. Вот "безвиз" – теперь люди реально смогут пересекать границы. У меня было несколько проектов по распространению информации о том, каким образом можно дешево ездить в Европу и это – миф, что для этого нужно много средств. Я эту информацию всегда пытался распространять. Люди, которые расширяют свои границы, они менее подвержены медийным манипуляциям.

К сожалению, статистика 2007 – 2010 годов свидетельствует о том, что в Украине проживает около 80%, которые никогда не выезжали не только за границу, а и за пределы своей области. Когда ты живешь в таком узком мире – ты не можешь выбрать, когда тебе предлагают Европейский Союз или "тайожный" союз, который предлагает Россия. На подкорке мозга остаются опасения, мол «в Советском Союзе я жил, я знаю, как общаться с русскими, вот наш завод, все было нормально, зачем искать еще где-то счастье". Оставаясь в своей зоне комфорта. Как только человек покидает свою зону комфорта, расширяет свои границы – это расширяет мировоззрение и уже просто так не расскажешь о том, как хорошо в России, потому что ты уже знаешь, как может быть по-другому. Для украинцев – это серьезное изменение мировоззрения, а для пропаганды российской и российского общества – это будет сопровождаться усилением атак в отношении Украины и украинцев. Будут усиливаться атаки, на российских телеканалах будет продолжаться раскручиваться тезисы о том, что якобы украинцы поехали "мыть унитазы", что безвиз дали не просто так, а в обмен на наши ресурсы. Мы опубликовали ТОП-7 нарративов, которые являются враждебными к Украине и, в том числе они касаются и темы "безвиза". Кремлю же как-то нужно объяснять россиянам, почему Украине удалось, а у них не происходит никаких изменений. Этот массив, эта волна будет усиливаться. В том числе и по украинским представителям: к примеру, я видел посты и Ирины Бережной (народный депутат VII созыва от Партии регионов – ред.), и Елены Лукаш (экс–министр юстиции Украины времен Виктора Януковича – ред.)  всех этих спикеров "Оппоблока" (с критикой безвизового режима - ред.).

- Как вы считаете, может ли в Украине российской пропаганда взять реванш, как это в некотором роде происходит сейчас в Молдове, с учетом того, что и безвизовый режим с ЕС они получили раньше, и в выполнении Соглашения об ассоциации делают больше успехов? 

Этот вопрос имеет политическую окраску: конечно, есть возможность реванша политических сил на следующих выборах. Это не секрет, что процесс реформирования всех сфер очень болезненный и на этом болезненном пути у людей пропадает доверие к власти. Тем более, что у нас идет война и это тоже фактор глобального недоверия. Конечно, это приводит к тому, что популистские силы получают очки и они будут это использовать. Месседжи, которые российская сторона и "Оппозиционный блок" против нас используют, – они очевидны и, скорее всего, их финансирование будет усиливаться, особенно в период предвыборного процесса. Это будет играть на чувствах граждан. Я пытаюсь работать, исходя из тех задач, которые ставит передо мной доктрина информационной безопасности, в том числе. Прежде всего – это создание системы стратегических коммуникаций, которая позволит доносить людям, широкой общественности изменения, которые происходят, что, все-таки ж, не только "зрада". Мы работаем над тем, чтобы не просто пиарить правительство, а создать такую систему общения с общинами, чтобы чиновники могли отчитываться о том, что и каким образом они делают, какая работа идет.

- Как это будет работать "не пиарить, а рассказывать"? Как будете выстраивать обратную связь? 

Лично я использую для этого Facebook. Я могу и объяснить, что я делаю, и определенным образом отреагировать на какие-то инициативы. Изменения, которые предполагаются – это переход от одностороннего информирования к двусторонней коммуникации. Это будет иметь позитивные результаты тогда, когда будет в форме "дороги с двусторонним движением". Когда мы не только говорим, а и слушаем, что нам удается, а что нет. По тем же соцсетям я вижу, что люди радикально все воспринимают: либо "зрада", либо "перемога". Но социальные сети – это только канал передачи информации. Наша задача – научить тех, кто отвечает за коммуникацию, как это оптимизировать. Мы много в 2015-2016 годах проездили по регионам, обсуждая проект Доктрины информационной безопасности, и, когда общаешься с людьми во время круглого стола и слышишь: "Ну, вы же там в Киеве!", то складывается ощущение, что люди до сих пор верят, что есть специально обученная каста чиновников, которая должна рассказать им, как жить.

- Что касается угроз по регионам. Есть какие-то особенности, к примеру, между Одессой и Днепром? Вы учитываете региональные особенности при каких-то профилактических мерах?

- Есть определенная матрица понимания этих угроз. Во-первых, есть направление понимания того, что сами информационные угрозы не берутся из ниоткуда. Тактика российских спецслужб, которые этим занимаются известна, и она работает не только в Украине, а и в странах Европы. Находится какая-то болезненная точка, разлом общественного мнения, то есть, для Одессы это может быть "болгарский вопрос", для Закарпатья это может быть "венгерский вопрос". История предлагает очень много таких общественных разломов и это нормально, когда мы можем сесть и это обсудить, но с другой стороны в том-то и состоит тактика российских спецслужб, что они могут использовать это, а не создавать их из неоткуда и долбить в них. Очевидно, если мы берем какой-то регион и, если там уже есть социальная проблема, о которой говорят, используют ее с политической точки зрения, то она, очевидно, будет использована Кремлем. И для каждого региона уже есть какие-то свои "границы". Для Донбасса, к примеру, это всегда был российский вопрос, вопрос русского языка. И в итоге все же языковой вопрос, в том числе привел нас к этому конфликту. Для Запада Украины – это определенные вопросы общей истории с Польшей, для Юга и Крыма, соответственно – свои вопросы. Другой слой вопросов – это внутренняя политическая ситуация в Украине. Каким образом эти вопросы используются с внутреннеполитическими целями. Россия, конечно, же тоже в это инвестирует деньги. В общем, есть глобальные, а есть точечные вопросы. Вот, как тот же KyivPride... Гендерные вопросы для нас (для Украины – ред.)   — вопросы точечного характера. 

- Можно сказать, что темы прав человека являются проблемными для стран постсоветского пространства, исходя из вашего опыта работы в спецслужбах?

Я не анализировал последнюю аналитику, но я уверен, что рвется там, где тонко. Эти тонкие материи используются людьми, которые хотят получить влияние и неважно, кто эти люди: российские спецслужбы или политические силы. Это одна из тысячи тематик. Вот для Украины мы сделали ТОП-7 таких тематик, но в широком смысле таких кейсов может быть больше. 

- Возвращаясь к "ВКонтакте", запрету российских социальных сетей. Учитывая, что Facebook тоже анализирует информацию, профили, много групп и сообществ, как определить, где угроза, а где – нет?

- Нужно просто знать "матчасть". Что касается западного сегмента социальных сетей – волна обсуждений началась после выборов президента США. После заявлений разных компаний, в том числе Cambridge Analyticа, о том, что они сделали микротаргетирование политической рекламы с помощью анализа многих профилей в сети Facebook. Во-первых, я не всегда верю таким заявлениям, когда я не знаю о технической стороне, как это происходит. Такие заявления могут делать все. Во-вторых, если это происходит, есть много возможностей использования открытых данных, которые люди сами о себе пишут, не вмешиваясь в работу автоматизированных комплексов, которые управляют социальными сетями. В-третьих, исходя из истории, как западные компании осуществляют руководство этими сайтами, все же там есть определенная система ценностей. И Facebook, и Google, несмотря на некоторые противостояния с властями, не открывают данные о своих пользователях. Я анализировал несколько судебных процессов Google против США, несмотря на то, что есть информация Сноудена (бывший сотрудник ЦРУ и Агентства национальной безопасности США, перебравшийся в РФ – ред.) несмотря на то, что есть огромное число аналитики Национального агентства безопасности США, - это не так все просто. Если это все сравнить с тем, что происходит в Российской Федерации – это просто зазеркалье. Мы знаем, что "ВКонтакте" был благополучно "отжат" у Павла Дурова (создатель "ВКонтакте" - ред.) Алишером Усмановым, который сейчас благополучно воюет с Алексеем Навальным. Проблема в том, что несмотря даже на это, власть в РФ имеет неограниченный доступ к коммерческой сфере и она ничем не ограничена. Формально, есть законы, но на самом деле эта "хунта ФСБ", не имеет никаких ограничителей на доступ к информации. Поэтому я считаю, некорректно сравнивать российский вектор и западный к распространению информации on-line. Социальные сети становятся угрозой, когда они в руках нашего врага. 

- Помимо Российской Федерации, есть еще угрозы информационного пространства, от которых Украине нужно защищаться? 

Ответ и простой, и сложный одновременно. Если мы говорим об информационном пространстве и употребляемом украинцами контенте, мы всегда говорим о деньгах. Контент и распространение информации – это всегда деньги. Потому, что внутреннее состояние информационного поля состоит из того, какие распространяются месседжи и какие каналы используются для их передачи. Для создания таких каналов нужны деньги. Речь идет о том, кто инвестирует в такие процессы. Конечно, самым крупным агентом, который совершает это инвестирование, является Российская Федерация до сих пор. При том финансируя не только СМИ, а и общественные организации, бывших членов Партии регионов, современных политиков лояльных к РФ. И эти финансы закрытым образом вливаются в медиапространство. Исходя из этого, я думаю, что есть перспектива сделать, по образу электронного декларирования - сделать медиапространство прозрачным, прозрачных инвесторов. Откуда они появляются и как они тратятся. Когда мы говорим о том, какие угрозы для Украины есть приоритетней – это в основном то, откуда приходят эти инвестиции, которые покрывают информационное поле, не только украинское, а и мировое. Конечно же "приоритетом" является Российская Федерация потому, что она больше денег на это тратит – ежегодно в России тратится полмиллиарда долларов на поддержку монстров типа Russia Today, Sputnik и так далее. Это огромные деньги, которых у нас никогда не будет. Следующим приоритетом является несистемность и неструктурированность самого информационного пространства в Украине. Такой подход распространяется на западных конференциях, это называется "Resilience" (стойкость, устойчивость), эту концепцию продвигает Североатлантический Альянс. Так, вот все спикеры сходятся на том, что пропаганда работает не потому, что Кремль такой сильный, а потому что мы недостаточно четко на нее отвечаем, мы не стойкие к этим угрозам. Это как компьютер, на котором нет антивирусов. Все говорят о том, что одним из основных направлений должен быть не ответ России, а создание системных изменений внутри страны (а об этом говорят и в Чехии, и в Польше, и в странах в Балтии). Опять же, это и система стратегических коммуникаций, которая обеспечит присутствие государства при отсутствии государственных медиа в СМИ. К этой стабильности относится и саморегуляция медиа, и это тоже болезненный вопрос. Если отталкиваться от обратного – мы сами пока еще не совершенны.

 

Марианна Присяжнюк
 

Категория: 

Комментарии

Добавить комментарий

Топ Новости

Цитата дня

"Прощай немытая Россия, страна рабов, страна господ и вы мундиры голубые, и ты, им преданный, народ",- президент Украины процитировал строки Михаила Лермонтова.

Петр Порошенко

Выбор редакции

Задержанный СБУ россиянин дал показания о переправке РФ наемников "Вагнера" в Сирию (ВИДЕО)

"Они выдержали, не выдержал бетон": Украина сегодня чтит память "киборгов" донецкого аэропорта (ВИДЕО)

Отличился искусственный интеллект: NASA обнаружило новую экзопланету