Вы здесь

понедельник, 28 августа 2017

Украина – это не тяжесть, которую нужно поднимать и нести за собой — директор "ЦИАКР" Валентин Бадрак

В День Независимости Украину посетил министр обороны США "бешенный пес" Джеймс Мэттис. В ходе своего визита он провел закрытую встречу с президентом Петром Порошенко, после чего заявил, что США продолжит поддерживать Украину. На четвертом году воны с Россией Украина продолжает ждать более конкретной помощи от Запада, однако при смене политических циклов, конфликт на Донбассе не всегда возглавлял повестку, как хотелось бы. В блиц-интервью BigPlanet эксперт в сфере обороны, руководитель "Центра исследования армии, конверсии и разоружения" Валенти Бадрак объяснил, что этот визит является мощным сигналом, который действительно демонстрирует намериния США.

По словам эксперта, Украине нужно не просто смириться со своим "буферным" положением, а учиться принимать в данной ситуации рациональные и продуктивные решения. В тоже время, подчеркнул Бадрак, стоит помнить, что страна является только частью "большой политики" и национальная безопасность во многом зависит от консенсуса в НАТО, внешнего курса США и единой позиции Запада, которая только сейчас начинает оформляться.

Приближающиеся военные учения "Запад-2017" усиливают напряжение во всем регионе. Однако, эксперт утверждает, что балтийским странам под "зонтиком" НАТО все же спокойнее и Украине нужно учитывать, что Россия, демонстрируя свою мощь в этих военных учениях, может сделать из Беларуси открытого противника.

- Что на ваш взгляд символизирует визит Джеймса Мэттиса в Украину? В РФ остро реагируют, что, якобы он "принимал парад". Как можете прокомментировать?

- Безусловно для Украины его приезд - это большая удача. Именно это и раздражает вражеское государство – Россию. Здесь можно сказать следующее: визит, безусловно, символичный и тот факт, что этот визит, на сколько я помню, впервые за 10 лет... Стоит сказать, что история взаимоотношений Украины и Соединенных Штатов – это история доказательств со стороны Украины того, что Украина является "активом" для Штатов, а не "пассивом" – это очень важный момент. В разное время происходили, я бы сказал, моменты разочарования со стороны западного сообщества, в том числе, и со стороны США. Это было следствием того, что Украина демонстрировала непоследовательность. Не было преемственности в действиях лидеров. Что касается нынешней ситуации – сегодня Соединенные Штаты склонны полагать, что Украина – это не тяжесть, которую нужно поднимать и нести за собой. Это государство из "буферной зоны". Да, для Украины неприятно понимать, что Запад в какой-то степени устраивает тот факт, что Украина является государством-буфером между самим Западом и Россией, и в открытую помогать Украине до сих пор боялись. В силу неготовности самого Запада – слабости политики последнего десятилетия – это и позволило самому Путину (Владимир Путин президент РФ - ред.) произвести этот "прорыв" в плане воздействия и влияния. Эти действия могли бы квалифицироваться Западом, как международные преступления, но они не квалифицируются. Это позволяет в общем-то Путину продолжать политику наскоков, политику атак и давления на Запад. Давайте вернемся к Украине: если, как государство-"буфер" она будет сильной, то это для Запада крайне серьезная сила сдерживания! Именно поэтому, интересы Украины и Запада могут совпасть. Украине нужна военная сила, оборонный потенциал, а Западу – прикрыться Украиной. Это ситуация может разгерметизировать вопрос поставок Украине оружия. Помните, у нас была ситуация, когда Трамп пришел к власти, была ситуация, когда рассматривали вопрос кредитования государств, которым помагает США. В этот список по кредитованию, к сожалению, тогда попала и Украина. Сейчас ситуация свидетельствует, что Украина не будет рассматриваться, как третьеразрядный игрок. Украина сейчас может попасть в разряд государств с увеличенной помощью (от США - ред.). Это, соответственно, могло бы помочь изменить Украине позицию в отношении всего Запада. Я имею в виду, что могли бы развиваться проекты военно-технического сотрудничества. За три года нет ни одного такого проекта, который был бы реализован в интересах [украинской] армии. Увы, здесь есть проблема и со стороны Украины, потому, что власть не создала условия для прихода инвестиций и технологий. Это все целом те задачи, который могут быть решены в результате сближения Вашингтона и Киева. На этом участке сближения, безусловно, визит главы Пентагона является очень важным моментом. А российская реакция меня только радует. Истерия, которая возникла вокруг парада Независимости подтверждает, что Москву укололи сильно и на высоком уровне. А в основе это информационного потока лежит все тот же собственный народ: возникла опасность, что россиянин может по-другому оценить эту ситуацию. В дальнейшем очень важно, как будет развиваться не только оборонный потенциал, не только оборонные технологии, но и в целом вопросы экономического сотрудничества. Демонстрация того, как можно изменить уровень жизни государства, которое меняет свой цивилизационный курс, могла бы очень сильно повлиять на россиян.

- Вы говорите, что раньше украинские власти были непоследовательны в отношениях со США. В последнем интервью Степан Полторак поставил внедрение стандартов НАТО только лишь на третье место, в то время, как Мэттис в Киеве сказал, что именно этого ждут от Украины. Это непоследовательность, на ваш взгляд или это обусловлено украинскими реалиями?

- На самом деле сейчас речь идет о прагматичной позиции. Мы понимаем, что, имея оккупированные территории, имея враждебное государство в лице РФ с ядерным потенциалом – никогда нам не быть членами НАТО. Прагматизм здесь очень прост. Все было высказано еще во время саммита в 20167году. В отличие от саммита в Бухаресте 2008 года, было сказано, что "двери НАТО остаются открытыми для Украины". Это очень важный нюанс, который подтверждает, что Запад готов сотрудничать с Украиной, но Запад не готов рисковать. Западу подходит "буферная" позиция Украины, но он сомневается насколько можно участвовать в этой позиции. Сегодня, к сожалению, кроме политических сигналов и политической поддержки Украина ничего не имеет. К большому сожалению, военно-политическое руководство страны все еще не рассматривает вопрос создания военного рычага, как системы сдерживания внешней агрессии. Это тоже в какой-то степени влияет на позицию Запада. Но, оформляется лидерство Соединенных Штатов и Трамп (Дональд Трамп - ред.), возможно, примет на себя миссию создания западной коалиции. Это случится, если конфронтация между Россией и Западом углубится.

- Как вы оценивает присутствие представителей и других стран в День Независимости, учитывая, что со многими Украина периодически проводит совместные учения?

- Участие каждого государства очень важно. Может казаться, что Молдова или Литва - меленькие государства, но на самом деле это очень важно. Вместе это создает эффект "антипутинской коалиции". Даже, если это не выглядит прямо так, в принципе, это может оформиться в эту коалицию в будущем, если будут последовательные действия и качественный диалог в Европе. Ни для кого не секрет, что сейчас с этим есть проблемы - прежде всего в коммуникации США и Германии. У них есть ряд нестыковок по международным вопросам, в том числе в вопросах бизнеса и климата. К тому же, есть еще турецкий вопрос. Соединенные Штаты, несмотря на партнерство с Турцией, ревностно смотрят (на Турцию – ред.) и за счет европейских партнеров пытаются прищемить амбиции Эрдогана (Раджеп Тайип Эрдоган, президент Турции - ред.). Поэтому, у самого Запада ситуация непростая, внутри НАТО – нет консенсуса. Этим пользуются, безусловно, в Кремле. Но, опять-таки, если оформится лидерство Трампа, - он будет выполнять роль сдерживания России, несмотря на то, какие у него отношения с Путиным, потому что того требует внешняя политика США. Для Украины ситуация – рискованная. Риски будут увеличиваться пропорционально приближению президентских выборов в России (в 2018 году - ред.). Есть смысл говорить о трансформации угроз, об обновленных формах политического шантажа и так далее. Но позиция Запада поменялась, и она вполне может привести к формированию антипутинской коалиции.

- Что касается военных учений "Запад-2017", звучит очень много предположений об угрозах для Украины. Как вы считаете, все ли они реальные?

- Любые маневры такого плана для нас являются символическим показателем готовности того, что могут быть и действия против нас. То, что Беларусь тихо втягивается в платформу борьбы против Украины – это тоже, бесспорно. Самым страшным нюансом может стать использование миротворческих сил ОДКБ (Организация Договора коллективной безопасности – ред.). Здесь имеет место очень серьезная отработка "миротворческого" направления. Потому, что вот это фейковое миротворчество со стороны России способно спутать карты Западу. Потому, что одно дело выходить и бороться против Кремля всеми способами и совсем другое дело, если в эту ловушку попадут государства-члены ОДКБ, а Путин будет считать, что ему удалось создать "антизападную коалицию". Я хочу напомнить, что бывший генеральный секретарь ОДКБ генерал Наколай Бардюжа недвусмысленно заявил: "На крайний случай, ОДКБ не нуждается в мандате ООН". Это очень опасное и симптоматичное заявление, которое свидетельствует о том, что возможен агрессивный шаг со стороны Москвы.

- Для кого учения "Запад-2017" более опасны: для Украины или для Литвы?

- Волноваться стоит всем. Потому, что политика Кремля – это веерная политика. Это постоянные изменения направлений ударов. В любом случае, под угрозой находится и Прибалтика, даже несмотря на то, что эти страны – члены НАТО. Конечно же, в большей опасности находятся те страны, которые не прикрыты "зонтиком" НАТО. Но, даже Казахстан, в силу того, что в северном Казахстане до 25% русскоязычного населения, - должен волноваться. Но, понятно, что многое зависит и от своего курса. Вот Лукашенко (Александр Лукашенко, президент Беларуси - ред.) удается так или иначе играть, но эта игра может в какой-то момент не сработать. Ясно, что в военном отношении Беларусь несопоставима с РФ и не сможет противостоять. Тем более, если будет применена гибридная спецоперация. Но, я скорее верю в сценарий тихого поглощения Беларуси, как Союзного государства. Их (Беларусь - ред.) и в российских СМИ часто называют, как Союзное государство, а это значит, что такую риторику очень легко можно переформатировать в реальную ситуацию.

- В крайнем случае, Лукашенко, как и все люди, не вечный. Мы все увидели, что в Беларуси есть протестный потенциал. Получиться ли "по-тихому", если люди начинают заводиться?

- Здесь важно, как Запад будет себя позиционировать в отношении Беларуси. Потому, что, если Запад будет продолжать политику давления и изоляции Беларуси – это может очень быть серьезным стимулом, чтобы подталкивать Минск в объятия Москвы. Если очень быстро и оперативно западные силы отреагируют на изменение политической обстановки в Беларуси – тогда могут быть варианты. Вполне ситуация может быть и переформатирована.

 

Марианна Присяжнюк

 

 

 

Комментарии

Добавить комментарий

Топ Новости

Цитата дня

"Прощай немытая Россия, страна рабов, страна господ и вы мундиры голубые, и ты, им преданный, народ",- президент Украины процитировал строки Михаила Лермонтова.

Петр Порошенко

Выбор редакции

Отличился искусственный интеллект: NASA обнаружило новую экзопланету

В Киеве задержали Саакашвили, политик в СИЗО

Лидер правящей партии Польши изучал на заседании Сейма книгу о кошках (ВИДЕО)